Чтение в четверг. Ожидай странника в день бури Художественное творчество -

Ожидай странника в день бури, роман
серия Игра с цветами смерти Отрывок Квартира Альберта Михайловича оказалась просторной, с высоченными потолками, узорным паркетом и мебелью красного дерева.
Будет что рассказать Людмилочке удивленно оглядываясь, подумала Тина.
Она и не подозревала, что могут еще существовать такие жилища. Комнаты напоминали музей. Здесь смешались все времена и стили индийские божки, фарфоровые пастушки, портреты дам в напудренных париках. В хрустальных горках расставлены дивные сервизы. Повсюду какие-то кувшинчики, табакерки, ларчики, подсвечники...
В гостиной пахло то ли духами, то ли нафталином, то ли ароматическими палочками, одна из которых все еще курилась в подставке в виде дракона.
Целую стену занимали книжные шкафы со стеклянными дверцами, набитые книгами с тиснеными переплетами, и Тине захотелось немедленно достать хотя бы одну.
Словно угадав ее желание, хозяин взял с полки книгу, полез во внутренний карман пиджака и вынул... самое настоящее пенсне в тонкой золоченой оправе. Водрузив его на нос, нашел нужную страницу и прочитал Мы всего лишь строки, слова и буквы магической книги, и эта вечно пишущаяся книга единственное, что есть в мире, вернее, она и есть мир.
Он долго смотрел куда-то в сторону, потом, спохватившись, вспомнил о своей гостье
Сейчас будем пить чай из настоящего самовара. Вы пока посмотрите безделушки, женщины это любят.
Он ушел на кухню и стал там греметь посудой, а Тина увлеклась разными диковинными вещицами. На бюро стояла давняя фотография молодая женщина с причесанными на прямой пробор волосами и уложенной сверху косой пристально смотрела вдаль. Чуть прикрытые тяжелые веки придавали взгляду загадочную томность. Прямой красивый нос, полные чувственные губы, мягкий подбородок...
Страсть и противоречие, подумала Тина. Милые черты и внутренний огонь.
А вот и чай. Милости прошу Альберт Михайлович втащил в комнату пузатый начищенный самовар. Вас, вижу, привлекла святая грешница Евлалия
Кто она
Всенепременно расскажу. Да вы пейте, пейте чай, у меня заварка особая. Альберт Михайлович с откровенным удовольствием смотрел на Тину. Вы любите оперу Евлалия Кадмина была блистательной оперной примой. Ангел и дьявол в одном лице У нас в семье был своеобразный культ этой пылкой ветреницы. Современники поклонялись ей. Чайковский даже написал романс Страшная минута, и слова сам сочинил иль нож ты мне в сердце вонзишь, иль рай откроешь... Кадмина приняла романс и не раз его пела.
Каждый, кто сталкивался с этой женщиной, и при жизни, и после ее таинственной смерти, испытывал непреодолимое, буквально магическое притяжение ее личности.
Альберт Михайлович встал, достал из бюро потертую тетрадку в гобеленовом переплете, полистал ее
Вот послушайте Сотни людей, бывало, ожидали актрису возле служебного входа Мариинки и других оперных театров. Мерзнешь полчаса, час, и вдруг точно электрический удар пробежит по всему телу это показалась Кадмина. Ее огненный, гипнотизирующий взор случайно, на мгновение, столкнулся с вашими глазами и вы уже счастливы и готовы сделать бездну глупостей, лишь бы заслужить еще такой же взгляд или мимолетную улыбку это моя мать записала в своем дневнике. О тайне жизни и смерти Кадминой писали Лесков, Куприн, Чехов, да мало ли еще кто...
Тина читала много и обо всем, но эту историю слышала впервые и смотрела на фото сумасшедшей Евлалии с возрастающим интересом.
Обманчивая безмятежность, заметил старик. Будучи уже известной оперной дивой, которой рукоплескали многие театры мира, Кадмина могла зимой в санях уехать домой в костюме дочери египетского фараона, не дождавшись окончания спектакля. Она заставляла антрепренеров валяться в ногах и колотила зонтиком режиссеров. На гастролях в Италии она заболела известный итальянский врач Форкони лечил ее, а затем, на свою беду, женился на ней. Прекрасная Евлалия быстро разочаровалась в своем первом и единственном супруге. Они разъехались. Певица влюблялась часто и безоглядно. Мужчины ей нравились порывистые, страстные, итальянский тенор Станио, например, или какой-нибудь бравый гвардейский офицер.
Вся жизнь для нее была игра в любовь, подумала Тина.
Эта великолепная женщина сама дописала концовку своего романа. Старик пожевал губами, обдумывая сказанное. Выпила из театрального кубка яд прямо на сцене Возможно, хотела, чтобы ее гибель была последним актом трагедии, которую бы наблюдали партер, галерка и ложи. Но получилось по-другому занавес закрыли, Кадмину увезли домой. Она умерла в страшных мучениях. Грустно...
Альберт Михайлович помолчал немного. Молчала и гостья.
Ее похоронили на Харьковском городском кладбище. А потом на ее могиле стали появляться иконы с ликом покойницы. Зловещая и странная история. Их убирали, ведь самоубийство считается страшным грехом, а тут икона с лицом самоубийцы...
Тина почувствовала себя неуютно, словно что-то недосказанное встало между ней и стариком, сидящим напротив.
Альберт Михайлович заметил смену ее настроения он подошел к коллекции индийских фигурок, выбрал одну и показал Тине. Божество из потемневшего металла сидело и смотрело на раскрытый лотос. В серединке цветка мерцал синий камень.
Тина взяла фигурку в руки на основании она увидела изображение глаза.
Глаз Дракона произнес негромко старик. Вход в неизвестное.
Между коленями божка и лотосом была надпись. Буквы почти сливались с узором из листьев и бутонов и казались частью орнамента.
А что... она хотела спросить, что означает надпись, но старик продолжал, как будто не слыша
Через Глаз Дракона можно перейти в иную реальность. Так считали древние. Глаз Гора видели когда-нибудь
Тина кивнула. Отец часто водил ее по музеям и выставкам расширял кругозор. В залах, экспонирующих оружие, она завороженно рассматривала алебарды, мечи, дротики, луки, колчаны для стрел и прочие подобные вещи, приводя родителя сначала в недоумение, а затем в раздражение таким нетипичным для девочки пристрастием.
Еще ей нравились египетские залы. Она с удовольствием рассматривала украшения, ритуальные статуэтки, талисманы, амулеты. Глаз Гора конечно же, именно там она его и видела. Искусно и тонко сделанный из лазурита и эмали, даже реснички видны, глаз смотрел из глубины веков, взирая на этот мир, проникая в самые потаенные его глубины, мерцал золотом, надменный в своей Истине.
...и ведомо теперь мне, что уже тысячи раз пережил я и старость, и смерть. И был я женщиной, и мужчиной, простолюдином и верховным жрецом, жил среди бессмертных... Стократ исчезал я с гибелью и растворением миров и появлялся с новым творением, но снова и снова я падал жертвой обманного существования... донеслись до Тины слова Альберта Михайловича.
Она очнулась. Сколько он говорил И о чем Она ужаснулась своей невоспитанности и попыталась сгладить неловкость. Индийский божок улыбался, сидя у своего лотоса.
Что же все-таки тут написано
Старый антиквар посмотрел на Тину долгим взглядом, вздохнул, взял у нее из рук фигурку и прочитал Я могу ответить. Но ты не в состоянии понять ответ...






----

Свежее

[ 6/10/2011] От хорошего мужа - к хорошему отцу -
Read more…

[ 5/10/2011] Мамы, которые нас поразили в 2009 году
Read more…

[ 3/10/2011] Сладкоежкам Рецепты и кулинария -
Read more…

[ 3/10/2011] Невидимый враг женского здоровья
Read more…

[ 2/10/2011] Паэйя. Испанский плов -
Read more…