Рассказ о том, как мы встретились. Роды в роддомах России. Беременность и роды.

Рассказ о том, как мы встретились
— Ну вот, — сказала врач женской консультации на очередном осмотре — 39 неделя. Скоро будем рожать
— Ой — испуганно и в то же время нетерпеливо восклицаю я. — А скоро — это когда
— Может, в мае, а может — и в июне...
— Лучше в мае
— Если в мае, то можешь и у нас; а вот если в июне, то, скорее всего, придется другой роддом подыскивать. Этот с 5 числа на помывку закроется.
— Как же так — чуть не плачу я. — Говорили, что после 20...
— Кто говорил
— Значит, родим в мае — безапелляционно заявляю я.
Выхожу из кабинета с твердым намерением родить здесь. К слову сказать, роддом, о котором идет речь, ничем таким особым не примечателен. Ни современного оборудования, ни новомодных отдельных палат мать — дитя. Да и само здание давно не знало ремонта. Но за те почти девять месяцев, что я еженедельно проходила мимо его окон и видела лица поистине счастливых людей, он стал мне родным, и ни о каком другом роддоме я и слышать не хотела.
Пока шла к остановке, все время разговаривала со своим сыночком я уже точно знала, что жду мальчика — просила поторопиться с появлением на свет. ПДР ставили 27 мая, а это был понедельник — 19.
Садясь в маршрутку, почувствовала легкую боль внизу живота. Дома отметила, что боль усилилась. Решила полежать. К вечеру все прошло как выяснилось позже — это и были те самые тренировочные схватки, о которых так много пишут.
На следующий день собрала сумку в роддом. Так. На всякий случай
Все последующие два дня бегала ежечасно в туалет — искала слизистую пробку. Живот опустился давно — около двух недель назад.
В четверг проснулись, как обычно, в шесть утра. Живот снова побаливал. Но на этот раз более схваткообразно и с перерывами. Пока муж завтракал, я сидела напротив и про себя размышляла, как лучше поступить остаться дома одной и, если что, просто вызвать скорую или сразу вместе ехать в роддом Скажу честно, одной было страшно...
И вот, когда дверь за моим любимым начала закрываться, я не вытерпела и закричала Стой, мне кажется, я рожаю Надо отдать ему должное, держался он молодцом Совместно мы приняли решение для начала съездить к моему врачу, благо консультация находилась прямо напротив роддома.
Всю дорогу меня колотил озноб, хотя за окном было прекрасное майское утро. Где-то на полпути я начала робко заикаться о том, что уже все, кажется, прошло, и, может, пора повернуть назад... Муж был непреклонен. Перешагнула порог кабинета врача. Мне сразу стало как-то легче наверное, я поняла, что отступать теперь некуда, да и незачем.
— Головка ребенка уже прощупывается — сообщила врач.
— Ой, ой, ой Это я прям сейчас рожу
— Сейчас... Прям... Но сегодня-завтра точно родишь
— Значит, можно пока домой — с надеждой пискнула я.
— Какой домой В роддом Живо
Получив направление с заключением о предвестниках родов, отправляемся через дорогу к дверям родильного отделения. Пытаюсь шутить. Внутри все трясется. На часах — девять утра.
В приемном нас встретила довольно приятная женщина средних лет и попросила немного подождать. В это время успеваю позвонить маме, указать мужу на стенд, где написано, что можно и чего нельзя приносить роженицам, и попутно отмечаю, что за апрель-май родились практически одни мальчики а говорят, на 10 девчонок... . Минуты тянутся мучительно долго. В душе целый коктейль чувств. Здесь и радость от скорой встречи с малышом, и страх перед родами, и гордость, что смогла, дошла до финишной прямой, и еще много чего непонятного намешано.
Разобраться в себе не дает голос все той же женщины из приемного Ну, кто здесь у нас рожает, вы Отвечаю, что я... Сердце снова начинает бешено колотиться. Но попутно ловлю себя на мысли, что мне ужасно приятно это слышать
Дальнейшее происходит как в замедленном кино. Заполнение кучи бумаг, расспросы о ходе моей беременности, измерение температуры, давления и т.д. Наконец, все приготовления закончены.
— Отдавайте всю вашу одежду. С собой только бутылка воды и предметы личной гигиены — полотенце, зубная паста, щетка, расческа, туалетная бумага, мыло. Все.
— Как — все А, простите, трусы, рубашка, халат А сотовый телефон, а любимый детектив
— Здесь вам не курорт Книги читать будет некогда, а все необходимое вам дадут. Пользование сотовым телефоном запрещено, трусы же вам просто не понадобятся до самой выписки.
Я в шоке Честно говоря, не ожидала, что все будет настолько строго.
Содержимое моего пакета плавно переходит к мужу. Моя честность меня же и подводит Действительно, остаюсь с малюсеньким полиэтиленовым пакетом, в котором сиротливо болтаются несколько гигиенических принадлежностей. Прощаюсь с мужем и снова ловлю себя на мысли, что даже не успела, как обычно, в особо торжественных случаях всплакнуть у него на плече.
Меня, совершенно голую, передают в руки нянечки. Дальнейшие события развиваются довольно стремительно. Клизма, помывка, подстрижка традиционно тупыми ножницами и без того коротких ногтей. Побривки удалось счастливо избежать успела это сделать накануне дома. Чувствую себя отлично. Живот болит слабо. При месячных ощущения намного сильнее.
И вот я, облаченная в безразмерную, но совершенно чистую и накрахмаленную ночную рубашку и застиранный запашной фланелевый халат, видимо, не до конца успевший просохнуть после стирки, отправляюсь в недра роддома. Перед этим ко мне с видом заговорщицы снова подошла женщина из приемного и сунула в карман моего халата сотовый. Оказывается, мужу удалось уговорить ее, причем, абсолютно бесплатно. Правда, как потом выяснилось, сотовые в роддоме у всех с собой.
Поднимаемся с нянечкой на второй этаж. На первом лежат те, кто на сохранении, на втором — родзалы, операционная, предродовые и послеродовые палаты, на третьем — отделение патологии. Меня снова передают теперь уже в руки молодой девушки — врача. Она заполняет на меня карту, попутно очень подробно расспрашивая обо всем, что касалось не только самой беременности, но и периода до этого.
Отправляюсь в предродовую палату. Палата большая — на шесть человек, но я там одна. Моя кровать уже застелена. Прямо перед огромным окном. Лежу — смотрю на улицу. Там, в утренних лучах солнца, люди спешат по своим делам. На душе светло и торжественно Живот почти не болит. Затем пришла врач. Пригласила в смотровой кабинет. После осмотра на кресле врачи недоуменно переглядываются.
— Ну, и что вас беспокоит — спрашивают меня.
— Боли внизу живота, похожие на месячные.
— Давно
— С самого утра.
— Ночью как спали
— Как убитая
— Да, милочка... Это еще не роды. Рано вы к нам пришли. Придется еще подождать.
— Как подождать Где
— На первом этаже полежать. В отделении гинекологии.
— А сколько ждать Если долго, так может я лучше домой пока
Смотрят на меня как на ненормальную, но объясняют спокойно и терпеливо Домой нельзя. Родить можете в любой день.
— День
Я в ужасе Но на меня уже никто не обращает внимания. Смотровая опустела. Нянечка помогает слезть с кресла, подает халат и тапочки.
— Эх, зря только клизмились — причитает она.
Обряжаюсь и двигаюсь за ней на первый этаж. Проходим мимо родильного зала. За дверью кто-то рожает. Меня снова начинает подтрясывать... Теперь уже явно от страха
На первом весело и шумно. Туда-сюда снуют беременные с огромными и не очень животами. Все они в своих пижамах и уютных домашних халатах. Смотрюсь на их фоне как сирота-бесприданница. Настроение окончательно падает. Захожу в палату номер ноль. Там три кровати. Две из них заняты. Как выясняется потом, девушки-соседки тоже на последних сроках. Лежат больше недели. Кошмар Сразу начинаю мысленно перебирать запланированные на сегодня дела. А впереди выходные, за окном жара 30 градусов В палате духота, и как-то снова подкатывает уныние зачем я здесь; чего дома не сиделось.... Звоню мужу. Сообщаю, что еще не рожаю, прошу привезти пакет с вещами обратно. Жалуюсь на то, что неизвестно, сколько теперь придется здесь лежать, и злюсь на свою особую сознательность.
Живот снова начинает предательски ныть. Присоединяется еще и чувство голода. Позавтракать дома так и не удалось, на местный завтрак я опоздала, а обед еще не скоро. Девчонки догадываются о моих мыслях и угощают, кто чем. Попутно узнаю, что у одной из них слизистая пробка отошла еще месяц назад, и вообще срок уже подходит к 42 неделям, а у другой живот ноет как у меня в течение двух недель. Совсем падаю духом
Кое-как промаялась до обеда. Сходила в столовую и поняла, что есть совсем расхотелось. Вечером муж привез многострадальный пакет, и к ужину я уже вышла при полном параде — в своей беременной рубашке и халате. Ночью пытаюсь уснуть. В палате жарко и душно, пищат комары, почему-то болит горло и живот продолжает ныть, но теперь еще и как-то странно покалывает. Казалось, начинаю дремать. Вдруг открываю глаза от резкого шума и вижу, что одна из моих соседок стоит на своей кровати на четвереньках. Спрашиваю Что случилось А она Воды, кажется, отошли. Срочно включаем свет — точно, так и есть. Все кругом в воде никогда не думала, что ее будет так много. На часах 0130. Сбегали за постовой сестрой, та позвала дежурного доктора. После осмотра вердикт — рожает. Прощались быстро. Традиционное пожелание Ни пуха, ни пера, традиционный ответ К черту. Перекладываюсь на ее кровать — там хоть немного дует. Снова выключаем свет. Теперь лежу и прислушиваюсь — вдруг уже родила.
Начинает ныть спина. Как ни странно, но меня это радует может, сдвинулось с мертвой точки. Иду в туалет. Возвращаясь, понимаю, что снова хочу туда же. Спина ноет все сильнее. В животе покалывает уже тоже неслабо. Уснуть нет никаких шансов. Выхожу в коридор, надеясь застать на месте постовую медсестру. Никого. Походив минут 15, возвращаюсь. Моя соседка мирно спит. Снова ложусь и пытаюсь дремать. К боли присоединяется пока еще отдаленное чувство тревоги. И снова ставший уже привычным за последний час маршрут палата — коридор — туалет — пост — палата. Боль все усиливается Начинает доходить — это схватки Я рожаю Мамочки-и-и Скорее, найти медсестру. Бегаю, если это можно так назвать, по коридору в поисках медсестры.
Наконец, примерно через полтора часа понимаю, что пора что-то предпринимать. Бужу свою соседку. Но, как выясняется, она тоже не знает, где медсестра. Бегу на второй этаж. Там тишина и только где — то вдалеке обиженно плачет младенец. В голове стучит Еще чуть-чуть — и мой тоже вот так же заплачет Это придает мне прыти. Бегу снова вниз. В приемное. Уже мечтая найти хоть кого-нибудь из медицинского персонала. И, о радость, слышу чье-то сладкое посапывание. Оказывается — это та самая медсестра. Обратно бежим уже вместе. И снова осмотр на кресле, но теперь теми же врачами, что 2 часа назад вынесли вердикт моей соседке. Посмотрели — посовещались. Хотели проколоть пузырь, но передумали. Попросили медсестру сделать мне успокоительный и еще какие — то два укола, а мне посоветовали поспать. Возвращаюсь в палату. Ложусь. Живот болит нестерпимо. На часах — четыре утра. Постоянно заглядывает медсестра с вопросом Не спишь Но какое тут уснуть... Лежу и плачу. В шесть звоню мужу, говорю сквозь слезы, что рожаю, что мне больно и страшно... Он разволновался, но вида старается не подавать. Успокаивает. А я могу уже говорить только между схватками. В остальное время тихонечко подвываю. Уговариваю себя не кричать ни при какой боли. Схватки регулярные — каждые 4-5 минут. Приходит медсестра, зовет снова на кресло. Там смена уже другая пришла, и я опять попадаю к той молодой врачихе, что меня вчера принимала от судьбы не уйдешь.




----

Свежее

[ 6/10/2011] От хорошего мужа - к хорошему отцу -
Read more…

[ 5/10/2011] Мамы, которые нас поразили в 2009 году
Read more…

[ 3/10/2011] Сладкоежкам Рецепты и кулинария -
Read more…

[ 3/10/2011] Невидимый враг женского здоровья
Read more…

[ 2/10/2011] Паэйя. Испанский плов -
Read more…